Ночной владыка Парижа

В начале XVIII столетия прогремело имя разбойника Картуша, терроризировавшего столицу Франции. Впервые в истории вместо обыкновенной шайки им была создана профессиональная преступная группировка, основанная на строгой армейской дисциплине и субординации.

Луи-Доминик Бургиньон по прозвищу Картуш
Портрет Луи-Доминика Бургиньона по прозвищу Картуш. XVIII век.

В 1715 году, после смерти короля Людовика XIV, бразды правления принял регент – герцог Филипп Орлеанский. Ему досталась страна сильно обнищавшая, пережившая глубокий экономический спад. Герцог пытался поправить дела за счет войн с Испанией в американских колониях, но лучше не стало. Поэтому, когда в Париж вернулся авантюрист и спекулянт шотландец Джон Ло, Филипп вполне доверился своему старому знакомому. Тем более что тот предложил простую и гениальную комбинацию – «финансовую пирамиду», то есть добывание средств путем выпуска не обеспеченных золотом бумажных денег. Спекуляция акциями созданного им Banque Generale, вскоре ставшего государственным банком, быстро привела к их удорожанию. В течение нескольких месяцев ажиотаж среди публики был безудержным. Перепродажей акций создавались огромные состояния. Даже знатные герцоги, графы и маркизы со своими женами часами толпились вместе с простонародьем на улице Кенкампуа, у здания Королевского банка, в ожидании новых сверхприбылей.

Почти за два десятка лет до этих событий, около 1695 года, в Париже, в семье трактирщика (по другой версии – рабочего-бочара) родился мальчик – Луи-Доминик Бургиньон. Учился он в иезуитской школе и, как утверждала народная молва, даже знал латынь. В эту школу Луи-Доминик попал из милостыни и чувствовал себя в ней униженным по сравнению учениками из состоятельных семей. Вероятно, здесь и началась его криминальная карьера: Луи-Доминик промышлял мелкими кражами у товарищей. Но преступником юноша стал не сразу. Поначалу ему довелось поработать полицейским осведомителем, затем он подался в армию, где занимался вербовкой солдат. Задача заключалась в том, чтобы подпоить такого же, как он, молодца и заставить его выпить «за здоровье короля». Эта роковая формула превращала человека в солдата, а вербовщик получал деньги за каждого рекрута. Пришлось и ему повоевать. И уже после войны, в числе других бывших солдат, отпущенных по домам из соображений «экономии», он очутился в Париже как раз в момент финансовых махинаций, проводимых Джоном Ло на улице Кенкампуа.

Именно тогда произошло очередное «превращение». Бывший солдат стал вором по прозвищу Картуш. Он собрал в Париже своих товарищей по оружию. Явилось человек двести исхудалых, озлобленных людей, перед которыми Картуш держал речь, указав на их печальное и недостойное положение, обратив внимание на то, что, пока они проливали кровь за родину, «лучшее» общество занималось узаконенным грабежом страны. Товарищи его единодушно поддержали. Оставалось приступить к делу.

Прежде всего, на спекулянтов с улицы Кенкампуа обрушилась жестокая кара. В ревущей толпе люди Картуша действовали с необычайным успехом. Ежедневно несколько успешных «акционеров» обнаруживали, что их «финансы» утекали в чьи-то руки. Но ни разу в течение года не удалось обнаружить похитителей. И лишь впоследствии выяснилось, что стражники, охранявшие порядок на биржевой улице, поголовно состояли в преступной организации Картуша.

Жестокость и великодушие

Постепенно поле деятельности Картуша расширялось, а навыки совершенствовались.

 

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*